Суд

 
16.08.2013

Можно ли судить судей?

Можно ли судить судей?

Почему не работает 305-я статья УК РФ о вынесении заведомо неправосудного приговора?
Преступления, предусмотренные ст. 305 УК РФ, отнесены к подследственности СКР, однако это вовсе не значит, что следственный комитет может вот так запросто возбудить дело против судьи, который принял пусть даже очевидно неправосудное решение. Прежде своя, местная квалификационная коллегия судей должна лишить коллегу судейского статуса, а кроме того, одобрить саму возможность возбуждения против него дела по 305-й статье. Так предписывает Закон «О статусе судей».
Не всегда коллегии на местах идут в таких деликатных вопросах навстречу следователям. Так, когда в прошлом году следственный комитет хотел лишить статуса судьи брянского мирового судью Филина (за то, что тот в отсутствие сторон процесса закрыл дело «за примирением сторон»), местная ККС дважды следователям отказывала. Отстранения Филина они добились лишь через ВККС.
Впрочем, лишение статуса судьи и факт возбуждения дела — тоже недостаточное основание для того, чтобы обеспечить служителю Фемиды посадку по 305-й статье. Необходимо чтобы дело, по которому было вынесено решение, представляющееся следствию неправосудным, было пересмотрено и приговор по нему был отменен. На этот счет существует определение Конституционного суда, принятое по обращению отставного председателя гарнизонного военного суда Ростова-на-Дону Сергея Панченко в 2010 году.
Судья Панченко имел неосторожность принять в 2004 году положительное решение по иску военных пенсионеров к областному комиссариату — о взыскании задолженности по пенсиям. Решение вступило в законную силу, никем не оспоренное, не обжалованное. Однако после того, как выяснилось, что областному комиссариату предстоят многомиллионные расходы, связанные с решением Панченко по пенсионерам, — возбудилась уже областная прокуратура, посчитавшая, что судья вынес то самое «заведомо неправосудное решение». ВККС лишила Панченко статуса судьи и дала согласие на возбуждение против него дела по 305-й статье.
Панченко обратился в Консти­туционный суд. Логика его обращения была ровно такова: как может следствие или та же ВККС признать решение неправосудным, когда это исключительная компетенция суда? Конституционные судьи с этим доводом согласились.
Меж тем именно в этом-то — в невозможности признать пусть даже очевидно бредовое решение судьи неправосудным — и прячется главный дьявол. По статистике судебного департамента, в 2012 году в суды поступило 130 659 кассационных (апелляционных) жалоб. По реабилитирующим обстоятельствам было отменено 185 приговоров — 0,141% от общего числа обращений. Немногим лучше обстоят дела с возвратом материалов прокурору — 235 случаев за 2012 год, или почти 0,18%. При этом — и здесь можно смело давать руку на отсечение — в подавляющем большинстве отказов написано: «Доводы защиты, оспаривающие законность, обоснованность и справедливость вынесенного судебного решения, признаны несостоятельными». И все! Никакой мотивировки — и это несмотря на то, что есть даже специальное определение Верховного суда, обязывающее судей аргументированно отвечать на все доводы жалобы. Среди адвокатов ходит шутка, что даже если вместо материалов дела судье принести школьные сочинения по творчеству Пушкина — большинство и глазом не моргнут, вынесут все такое же «законное и обоснованное» решение.
Конечно, действия авторов таких «кратких» решений — это 305-я статья в чистом виде. Но кто из их коллег возьмет на себя дерзость сказать: «Ты, Иван Иваныч, преступник: мало того, что дело не читал, — так еще и решение вынес без учета определения Верховного суда»?
И все же: если даже случится так, что дело по 305-й статье состоится, созреет и дойдет до суда, — и это еще не гарантирует вынесения приговора судье. Судить-то кто будет? Все те же судьи.
Показательно в этом отношении дело судьи Кировского районного суда Новосибирска Ирины Глебовой. В марте 2011 года она приняла решение о восстановлении родительских прав трижды судимого наркомана Глотова. После суда не прошло и двух месяцев, как Глотов своего ребенка убил. После чего решение судьи Глебовой было отменено кассационной инстанцией — «в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права». Дело в том, что свое решение судья вынесла в отсутствие прокурора, подкрепив его подложным документом о том, что прокуратура против восстановления наркомана Глотова в родительских правах не возражает.
Судья Глебова была оправдана — сначала Новосибирским областным судом, а потом и Верховным. Судьи даже не ставили под сомнение тот факт, что решение Глебова вынесла ошибочное, основанное к тому же на подлоге. Однако они не разглядели в ее поступке ту самую «заведомость». В приговоре написано буквально следующее: «Сторона обвинения не представила суду доказательств того, что на момент вынесения решения судья Глебова И.Ю. осознавала, что выносимое ею решение является заведомо незаконным. Так как, следует из материалов дела, Глебова И.Ю. по результатам рассмотрения гражданского дела по иску была убеждена в правильности выносимого решения».
Словом, главное — уметь сохранить хорошую мину.
Новая Газета

← Назад к списку новостей


Суд