СИЗО

 
01.03.2013

Досудебное соглашение.

Уголовный процесс. К вопросу о правовой природе досудебного соглашения о сотрудничестве Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ в УПК РФ была введена новая глава 40.1 – «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» . Следует отметить, что данный институт характерен для уголовного процесса США, где он именуется «сделкой о правосудии». Она же – «сделка о наказании». Новая глава не содержит указания цели, для достижения которой она вводится. Между тем, ознакомление с ее текстом иногда производит впечатление, что целью вводимых норм, по мнению ее создателей, является побуждение подозреваемого, обвиняемого к даче показаний, изобличающих соучастников. По нашему мнению, это не совсем так. Исходя из того, что сделка о правосудии - это институт англосаксонского права, особенно распространенная в американском уголовном судопроизводстве, необходимо учитывать совершенно отсутствующую сегодня у нас практику уголовного судопроизводства США. Американский судья обычно не участвует в процессе переговоров по поводу сделки. Как правило, он отдает прокурору и защитнику (обвиняемому) вопрос о любых договоренностях, которые помогут разрешить дело. Вступая в соглашение о сотрудничестве между собой, стороны преследуют разные цели. Далеко не всегда это сотрудничество в общепринятом смысле этого слова. Правильнее было бы употребить термин "взаимодействие", которое, в частности, обозначает и дисфункциональное воздействие на партнеров. По названной сделке обвиняемый соглашается признать себя виновным в обмен либо на более мягкую квалификацию, либо на смягчение наказания иным способом. Выгода с точки зрения интересов обвиняемого очевидна: перспектива результатов рассмотрения дела становится более ясной, а наказание более мягким по сравнению с тем, которое могло бы быть назначено в случае обычного судебного разбирательства. Однако с точки зрения принципов уголовного процесса ставится под сомнение состязательность сторон уголовного судопроизводства, поскольку имеет место быть соглашение, носящее гражданско-правовую природу, определяющее взаимные права и обязанности сторон. Преимущество сделок с позиций прокурора и судьи в том, что экономятся время и ресурсы, отпадает необходимость в полновесном судебном разбирательстве. Сам факт назначения судебного заседания, начало его проведения подтверждает согласие сторон обвинения, защиты и суда относительно законности заключенного досудебного соглашения и выполнения сторонами его условий. Но даже согласие сторон обвинения и защиты по всем вопросам не допускает применения положений ч. 4, 5 ст. 247 УПК, предусматривающих возможность проведения судебного разбирательства в отсутствие подсудимого, несмотря на самые категорические его ходатайства об этом. Невозможность участия подсудимого делает невозможным и особый порядок судебного разбирательства, предусмотренный гл. 40.1 УПК. Отсутствие защитника также исключает данный порядок судопроизводства. В случае неявки защитника суд согласно ч. 2 ст. 248 УПК откладывает заседание и принимает меры (в том числе путем применения ч. 3 ст. 50 УПК) к обеспечению подсудимого защитником. Подводя итог, следует подчеркнуть, что особый порядок судопроизводства не предполагает проведение судебных следственных, процессуальных действий для установления иных обстоятельств, за исключением имеющих непосредственное отношение к заключенному до судебному соглашению о сотрудничестве. Видимо, следует признать недопустимость постановления оправдательного приговора при рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Таким образом, только при проведении "полноформатного" судебного разбирательства суд, стороны обвинения и защиты смогут всесторонне исследовать все доказательства и окончательные выводы суда будут отвечать критериям обоснованности и мотивированности.

← Назад к списку новостей


СИЗО