СИЗО

 
17.05.2014

Цензура в СИЗО -нарушает Конституцию.

Правозащитник Алексей Соколов против огульной цензуры переписки заключенных: победа в Конституционном суде России
8 февраля 2011 гоода Конституционный Суд по жалобе Алексея Соколова определил: всеобщая и неограниченная цензура переписки подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, нарушает конституционное право на тайну переписки и противоречит решениям как самого Конституционного Суда РФ, так и Европейского Суда по правам человека, сообщает АК "Мастерская судебных тяжб".
28 июля прошлого года Алексей Соколов обратился в Конституционный Суд РФ.
Поводом послужило то, что правозащитник вместе со своим адвокатом Романом Качановым усомнились в конституционности части 2 статьи 20 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которая закрепляет, что любая переписка заключенных, в отношении которых приговор еще в силу не вступил, подлежит цензуре (за исключением ряда государственных органов и Европейского Суда по правам человека). Как же так? Ведь Конституция и Европейская Конвенция закрепляют, что любое ограничение прав должно быть только в определенных целях (например, защита обороны, безопасности государства, прав других лиц) – а тут – всеобщая цензура, то есть, по сути, отмена конституционного права на тайну переписки. Да еще и в отсутствие судебного решения, что прямо противоречит статье 23 российской Конституции.
Конституционному Суду понадобилось более чем 7 месяцев, чтобы вынести решение по жалобе правозащитника. И, на удивление, решение оказалось в целом не плохое, учитывая современные тенденции девальвации прав человека в России.

Свое Определение от 8 февраля 2011 года № 193-О-О Конституционный Суд построил на недавно вынесенном им же Постановлении от 29 ноября 2010 года № 20-П, касающемся запрета всеобщей цензуры переписки заключенных со своими адвокатами. В этом Постановлении высокий Суд дал обязательное конституционное истолкование Закона «О содержании под стражей…», указав, что «… цензура переписки лица, заключенного под стражу, со своим адвокатом (защитником) возможна лишь в случаях, когда у администрации следственного изолятора есть разумные основания предполагать наличие в переписке недозволенных вложений (что проверяется только в присутствии самого этого лица) либо имеется обоснованное подозрение в том, что адвокат злоупотребляет своей привилегией на адвокатскую тайну, что такая переписка ставит под угрозу безопасность следственного изолятора или носит какой-либо иной противоправный характер; в таких случаях администрация следственного изолятора обязана принять мотивированное решение об осуществлении цензуры и письменно зафиксировать ход и результаты соответствующих действий» (см. резолютивную часть Постановления).

В Определении № 193-О-О по жалобе Алексея Соколова Конституционный Суд установил, что «Выводы, к которым пришел Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 29 ноября 2010 года № 20-П, применимы и к переписке лица, содержащегося под стражей, с другими, помимо адвоката, адресатами, за исключением указанных в части второй статьи 21 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», согласно которой не подлежат цензуре предложения, заявления и жалобы, адресованные прокурору, в суд или иные органы государственной власти, которые имеют право контроля за местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, уполномоченным по правам человека в субъектах Российской Федерации, в Европейский Суд по правам человека».

Таким образом, рассмотрев доводы жалобы Алексея Соколова, Конституционный Суд пришел к выводу, что далеко не вся переписка заключенных (подозреваемых и обвиняемых) должна подвергаться цензуре, а только, если к этому есть законные основания. Причем речь идет не только о переписке с адвокатами, но и любыми другими гражданами. Если же есть основания подвергнуть переписку цензуре, администрация следственного изолятора обязана принять мотивированное решение об осуществлении цензуры и письменно зафиксировать ход и результаты соответствующих действий. Причем вскрыть письмо сотрудник администрации обязан только в присутствии самого заключенного.

Вынесенное Определение по делу Алексея Соколова (равно как и все решения Конституционного Суда) распространяется не только на него, но и на всех граждан и должно полностью изменить процедуру цензуры переписки заключенных, а именно, полностью ликвидировать систему всеобщей и неограниченной (не дифференцированной) цензуры.

Нарушение же администрацией СИЗО или ИВС нового порядка цензуры переписки, на необходимость соблюдения которого было прямо указано Конституционным Судом, будет являться незаконным и повлечет за собой возникновение у заключенного права обратится в суд, в том числе, с иском о компенсации морального вреда, в связи с нарушением его права на тайну переписки. С таким же иском может обратиться и другая сторона переписки (лицо, написавшее письмо заключенному).


← Назад к списку новостей


СИЗО