В Самарской области число осужденных сократилось почти на треть

30.08.2018

В Самарской области число осужденных сократилось почти на треть

Камеры со всеми удобствами и лучший в регионе дом ребенка, яблоневые сады и творческие мастерские, дипломы о высшем образовании и возможность отбыть наказание за пределами колоний. О реалиях гуманизации системы исполнения наказаний на "Деловом завтраке" в "РГ" рассказал начальник УФСИН России по Самарской области генерал-лейтенант внутренней службы Рамиз Алмазов.
В прошлом году в связи с сокращением числа сидельцев, отбывающих наказание в ИК региона, ваше управление лишилось приставки "главное". Но вы оптимистично встретили такое "понижение", почему?
Рамиз Алмазов: Уменьшение числа осужденных на 20 процентов (13,5 тысячи на Самарскую область в этом году вместо 20 тысяч на рубеже столетий) не может не радовать. Идет гуманизация законодательства. В июле вступил в силу закон (его проект в Госдуме ждал своего часа 10 лет. - Прим. ред.), согласно которому год, проведенный в СИЗО, засчитывается за полтора года в колонии и за два - в поселении. Это лишь один из шагов масштабного реформирования уголовно-исполнительной системы. А в целом здесь и масштабные амнистии, и замена уголовных статей административными, и введение за некоторые экономические преступления штрафов вместо лишения свободы. Уже с января прошлого года применяется такая мера наказания, как принудительные работы. В связи с этим в Самарской области открыт исправительный центр на 30 человек. Там осужденные живут в общежитии, лечатся в обычных больницах, имеют право на оплачиваемый отпуск, а после отбытия трети срока, если не было нарушений, им разрешается проживать уже за пределами центра с семьей. Такие меры позволяют оступившемуся человеку не только не терять связи с привычным социумом, но и, получая зарплату, возмещать расходы на свое содержание, помогать близким, компенсировать ущерб пострадавшим.
Гуманизация идет и в самой системе. К примеру, в ИК-15 мы открыли реабилитационный центр "Аврора" для женщин, готовящихся к освобождению: комнаты на 4-6 человек, есть душ, хорошая мебель, кабинет психологической разгрузки, телевизор. Положительные результаты его работы, которые были оценены и правозащитниками, и сотрудниками аппарата уполномоченного по правам человека при Президенте РФ, подвигли нас к открытию второго аналогичного центра в другой женской колонии.

Кстати, женщин среди самарских осужденных не так много - около тысячи, в основном это люди, отбывающие наказания за тяжкие преступления: грабежи, убийства, наркотики. А поскольку у некоторых из них есть маленькие дети, при ИК-15 работает дом ребенка на 50 малышей в возрасте до трех лет. Условия там ничем не уступают детсадам на свободе, что подтверждают все бывающие в доме ребенка правозащитники. Кстати, дети всегда обеспечены витаминами, ведь у нас есть и свои фруктовые сады, и плантации клубники. Первые 100 килограммов ягод, собранных осужденными в этом сезоне, были полностью переданы малышам.

При общении с осужденными нередко приходится слышать парадоксальное на первый взгляд признание, что в местах лишения свободы они начали читать серьезную литературу. Значит, библиотеки там по-прежнему живы?

Рамиз Алмазов: Конечно. Их в нашей системе 37, то есть в каждом исправительном учреждении, многие имеют свои читальные залы. Общий книжный фонд - более 72 тысяч экземпляров. Литература самая разная. В основном классика, фантастика. Единственное требование - все книги проходят проверку на экстремизм. Большую часть фонда колонии и СИЗО получают в рамках благотворительных акций или как пожертвования от граждан. К примеру, только в ходе последнего месячника совместно с отделом по тюремному служению Самарской митрополии было собрано три тысячи книг духовно-нравственного содержания, которые будут переданы в колонии. И если у кого-то дома скопились тома, ставшие вдруг ненужными, они тоже могут передать их в наши учреждения.

В колониях не только читают, но и учатся - от школы до вуза
В колониях не только читают, но и учатся - от школы до вуза. Так, среднее образование у нас получают все лица в возрасте до 30 лет. Не только общее, но и профессиональное по 30 востребованным на рынке труда профессиям. В этом году по данной программе планируем обучить более 2300 человек. Что касается высшего образования, то этот проект в системе ФСИН существует второй десяток лет. Сегодня у нас дистанционно в четырех вузах, в том числе и московском, учатся 30 осужденных. Образование оплачивают самостоятельно из заработанных средств или их родственники, а мы предоставляем время для занятий. Экзамены принимают приезжающие на территорию ИК преподаватели вузов.

Работа в местах лишения свободы - часть наказания, но как удается занять каждого, если и на свободе - очереди на бирже труда?

Рамиз Алмазов: Практически все осужденные, с которыми мы проводим беседы, не воспринимают труд как повинность, они хотят работать. Они желают получать деньги, расти в профессиональном плане. Не без гордости скажу, что если в 2011 году в исправительных учреждениях региона работало 11 процентов, то сегодня этот показатель составляет около 50 от тех, кто может трудиться. Надо помнить, что среди наших подопечных есть больные и пожилые люди, есть те, кто находится в СИЗО и не должен работать. А вот осужденных, которые обязаны по суду возмещать ущерб пострадавшим, мы трудоустраиваем в обязательном порядке.
Сегодня уголовно-исполнительная система Самарской области обладает значительным производственным потенциалом самого разного профиля. Укрупненная номенклатура изделий насчитывает более 300 наименований. В шесть регионов страны мы поставляем производимые в колониях стиральный порошок и гигиенические наборы. Только одного хозяйственного мыла в год выпускается свыше 35 тонн. Делаем элементы детских площадок, железобетонные изделия для жилищного строительства. Организовано производство тротуарной плитки, стеклопакетов, кованых изделий. В самом центре Самары, в здании нашего управления на улице Куйбышева, 42, в прошлом году мы открыли магазин, где реализуем сувенирную продукцию, одежду, картины и многое другое.

Рамиз Чобанович, мы говорим о том, как разумные законы и человеческое участие помогают оступившимся гражданам возвращаться к нормальной жизни. Но шокирующая новость о том, что начальник одной из крупнейших в регионе исправительных колоний задержан с поличным при получении взятки в крупном размере, не позволяет обойти тему коррупции в вашем ведомстве. Это ведь уже не гуманизм, а преступление?

Рамиз Алмазов: Определение этому может дать только суд. И мы более всего заинтересованы в том, чтобы такие факты вскрывались и виновные отвечали по всей строгости закона. В нашем ведомстве постоянно ведется работа по профилактике коррупционных правонарушений среди личного состава колоний и СИЗО. Что касается данного дела, то в его раскрытии мы также принимали активное участие.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий 22 августа сотрудниками отдела собственной безопасности УФСИН совместно с УФСБ России по Самарской области при получении денежных средств действительно был задержан один из начальников колонии. Эти средства он получил от родственников осужденных якобы за содействие в условно-досрочном освобождении. Осужденные, о которых идет речь, отбывают наказание за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Сейчас по данному факту проводится проверка. Но поверьте, такие ЧП в уголовно-исполнительной системе Самарской области единичные.

Именитые сидельцы
За 124 года существования самарской уголовно-исполнительной системы в ее исправительных учреждениях отбывали наказание многие люди, чьи имена прочно вошли в историю страны, дав названия городам и улицам. Это Валерьян Куйбышев, Николай Панов, Инесса Арманд, Александр Галактионов. В одном из здешних лагерных отделений отбывал наказание Спиридон Берия, который, согласно разным слухам, являлся далеким родственником всемогущего министра внутренних дел Лаврентия Берии. В лагерь же он попал якобы с секретным заданием. Но когда стало известно об аресте Лаврентия Павловича, то выяснилось, что Спиридон - самозванец и не является родственником тирану.

Кадровый вопрос
Рамиз Чобанович, проблема кадров в системе ФСИН всегда стояла довольно остро. Что делается для того, чтобы привлечь на службу физически крепких и образованных людей?

Рамиз Алмазов: Изменения в части улучшения условий труда, повышения оплаты и соцгарантий нашим сотрудникам есть, и немалые. 1 августа вступил в силу Федеральный закон "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации". Он уменьшает испытательный срок для поступающего на службу, увеличивает предельный возраст пребывания на службе в уголовно-исполнительной системе с 45 лет до 50 лет, что позволит гражданам, поступающим на службу после 35-ти, приобрести право на пенсию до достижения ими предельного возраста. Также до 40 дней увеличивается основной отпуск. При этом сохраняются и все прежние преференции сотрудникам ФСИН - государственное страхование жизни и здоровья, бесплатное медобеспечение и санаторно-курортное лечение, соцвыплата на приобретение жилья. Сохраняется право выхода на пенсию по выслуге лет для тех, кто отработал не менее 20 лет.

← Назад к списку новостей

Яндекс.Метрика

В Самарской области число осужденных сократилось почти на треть